Трансцендентальный Блог

Технологии, основанные на эффектах Трансцендентальной Медитации (ТМ) и программы ТМ-Сидхи

Обзор литературы и предварительные данные.

Е. Н. Истратов, Н.Н. Любимов, Т. В. Орлова
НИИ мозга РАМН, Россия

«Медитация» — термин, который используется применительно, к ряду практических приемов (техник), целью которых является кратковременное продуцирование требуемых ментальных состояний и, при регулярной практике их использования, обеспечение прогрессивного развития сознания и личностных характеристик (последнее традиционно обозначается в литературе термином «enlightenment» — просветление, озарение).

Источники большинства из известных практик уходят своими корнями в далекое прошлое, и поэтому значительная часть их описаний, как и описаний результатов их воздействия (спиритуального прогресса) рассматривалась, как правило, в контексте соответствующих философских или религиозных дисциплин. В последние десятилетия, с появлением необходимых исследовательских возможностей — различных специализированных систем по изучению, функциональных изменений в организме, ЭВМ и т.д., интерес к проблемам, связанным с изучением психологических и физиологических коррелятов медитации, ее механизмов, а также попытками ее современного осмысления и практического использования, существенно вырос. Это нашло свое отражение в большом числе научных публикаций, главным образом в США и странах Западной Европы, где этим проблемам уделяется значительное внимание (обзоры: J. М. Davidson, 1984; R.L. Woolfolk 1984; D. Н. Shapiro 1984; R.K. Wolace 1987, 1993).

В настоящем обзоре представлены основные результаты по изучению, центральных нейрофизиологических механизмов Трансцендентальной Медитации (ТМ) — одной из наиболее распространенных практических техник медитации, которая была основана и адаптирована в конце 50-х годов духовным учителем Махариши Махеш Йоги.

Сама техника ТМ относительно проста и заключаемся в невербальном (субвокальном) произношении медитатором специального слова или звука — мантры, которая подбирается для каждого практикующего ТМ индивидуально. Одним из необходимых условий при практике ТМ является пребывание медитатора в комфортной релаксированной позе с выпрямленной спиной. Такие упражнения, согласно существующим требованиям, должны выполняться дважды в день — утром и вечером по 20 минут.

Первые работы по изучению электрофизиологических изменений головного мозга, на фоне ТМ были опубликованы Р. К. Уоласом в 1970г. (Р. К. Уолас, 1970). Он показал, что у испытуемых, на фоне ТМ наблюдается существенное увеличение регулярности, когерентности и амплитуды доминирующей альфа-активности (8-13 Гц) с распространением ее в передние корковые области мозга (феномен генерализованной синхронизации. Наряду с усилением альфа-активности, на фоне ТМ отмечалось также и появление низкоамплитудной тета-активности (R. K. Wallace, 1970, 1971; J.-Р. Ваnquet, 1973).

Это явление стало, по существу, основным феноменологическим ЭЭГ- коррелятом, отмечавшимся на фоне ТМ, и впоследствии оно было продемонстрировано многими исследователями (J.-Р. Ваnquet, 1973, 1974). Что касается интерпретации отмеченного феномена, то многие авторы сходятся во мнении, что он обусловлен природой самой техники ТМ, которая соответствует природе «отвлеченного опыта ментальной активности» (J. Fоrеm, 1973), достигаемой без процедур, контролирующих ум. Функциональное же значение отмеченного усиления альфа-активности ясно пока еще не определено (М. Steriade et а1., 1990; F. Lopes da Silva, 1991), хотя и существуют некоторые устоявшиеся представления о функциональном содержании возрастания альфа-ритмики у человека.

Вместе с этим была высказана и другая точка зрения, согласно которой феномен синхронизации альфа-подобной активности не имеет самостоятельного значения, поскольку высокие уровни фазового сходства для нее уже наблюдались ранее в экспериментах по изучению fееd-bасk обусловливания (J.-Р. Ваnquet, М. Sailhan, F. Carette et аl., 1974) и релаксационной терапии (Kugler, 1978). Более того, эти же авторы утверждают, что меж-полушарное фазовое согласование между электрической активностью передних и задних корковых отделов мозга у медитаторов наблюдается не во всех случаях.

Следует отметить, что некоторыми исследователями были получены данные, которые в значительной степени не согласуются с результатами, описанными в перечисленных выше работах, и даже противоречат им. Так, G.Е. Scwartz (1973), изучавший изменения суммарной электрической активности у медитаторов на фоне ТМ и группы контрольных испытуемых в состоянии общей релаксации с закрытыми глазами, обнаружил, что у испытуемых обеих групп при релаксации с закрытыми глазами отмечалось усиление альфа-активности, по сравнению с соответствующими показателями, отвечающими состоянию релаксации с открытыми, глазами.

Однако, в периодах ТМ у медитаторов, напротив, имело место ослабление альфа-активности. В этой же работе было отмечено еще одно интересное явление, получившее название постмедитационного «эффекта корковой сенситизации». Так, у медитаторов до медитации преобладание альфа-активности в состоянии релаксации с открытыми глазами, по сравнению с испытуемыми контрольной группы, после медитации замещалось обратными отношениями — в этом же состоянии медитаторы демонстрировали значения альфа-активности, чем испытуемые контрольной группы.

Ввиду отчетливо выраженного характера изменений альфа-активности у лиц, практикующих ТМ, и некоторых отмеченных при ее изучении рассогласований, она стала предметом более детального исследования. Так, D. J. Kras (1974) проанализировала особенности распределения альфа-активности у медитаторов не только на фоне ТМ, но и вне медитации. Общая гипотеза исследования состояла в том: медитаторы должны обнаруживать существенно большее количество альфа активности не только на фоне медитации, как это уже было показано, но и вне медитации — в релаксированном состоянии с закрытыми. или открытыми. глазами. Для этого было проведено детальное сопоставление индексов альфа-активности у медитаторов и контрольных испытуемых во всех перечисленных состояниях.

Результаты исследования действительно показали, что у медитаторов общий процент алъфа-активности как в затылочных, так и во фронтальных отведениях в условиях релаксации с открытыми или закрытыми глазами значительно выше, чем у контрольных испытуемых в этих же состояниях. Таким образом было показано, что практика ТМ может приводит к устойчивым изменениям корковой ритмики у лиц, занимающихся ТМ, что в свою очередь обеспечивает «новый стиль нейрофизиологического функционирования» (D.J.Kras,1974).

Автор полагает, что основу этого «нового стиля» составляет общее де-возбужденное состояние всех корковых областей головного мозга при ТМ, которое квалифицируется по одновременному усилению альфа-активности во всех корковых отведениях (R.K Wallace 1974).

О таком же генерализованном снижении активности ЦНС свидетельствуют и другие отмечаемые на фоне ТМ физиологические изменения (уровень и частота дыхания, ЧСС, сопротивление кожи и др.) (R. Honsberger, A.F Wilson, 1973г.; D. Orme-Jonson, 1973). Изменения возбудимости, обнаруженные ранее и ЭЭГ-характеристики активности мозга медитаторов, описанные в указанной выше работе, могут быть связаны с общим снижением уровня нервной возбудимости, причём последнее подтверждается и субъективными показаниями медитаторов (J.Forem, 1973), которые утверждают, что субъективный опыт снижения возбудимости, наблюдаемый при медитации, поддерживается и при динамической активности.

Такое состояние, коррелирующее с возрастанием альфа-активности при открытых глазах, может быть источником улучшения выполнения различных ментальных задач, особенно, если учесть то обстоятельство, что повышенная упорядоченность электрической активности отмечается в областях, ответственных за сенсомоторную интеграцию, память и обучение. Иными словами, состояние пониженной физиологической возбудимости обеспечивает необходимый базис для улучшения ментальных способностей.

Из приведённых выше результатов работ по ЭЭГ-изучению механизмов ТМ видно, что функциональные изменения, наблюдаемые на фоне ТМ, ввиду сложности и многообразия самого процесса не являются однородными и, следовательно, они должны находить своё отражение в более широком спектре частотных, пространственных и временных характеристик ЭЭГ. Кроме этого, должны, по-видимому, существовать и другие характерологические особенности ТМ, которые можно было бы квалифицировать на основании изучения электрофизиологических показателей головного мозга. Именно с этих позиций нам представляется необходимым проанализировать теорию работ, выполненных с целью индивидуализации медитативного состояния и отдифференцирования его от других переходных форм сознания.

В этой связи следует прежде всего остановиться на детальной работе J.-P. Banquet (1973), выполненной с применением методов спектрального и пространственного анализа ЭЭГ. Им были исследованы частотные и пространственные характеристики ЭЭГ у медитаторов в состоянии медитации (для группы контрольных испытуемых в состоянии релаксации с закрытыми глазами) с уделением специального внимания динамическим характеристикам исследуемых процессов. Так, им было показано, в частности, что на начальных фазах медитации у испытуемых отмечалась тенденция к замедлению частот электрической активности на 1-2 кол/сек по сравнению с фоном, причем первоначально указанная тенденция обнаруживалась во фронтальных отведениях.

Паттерн этой первой фазы медитации повторялся также и в конце медитации, причем с большим изобилием альфа-волн — они становились более продолжительными, а в отдельных случаях даже сливались в волновые «пачки». После первой стадии отмечался типичный переход от доминирующей альфа-активности к медленной активности с доминированием тета-волн. Если во второй фазе появлялась альфа-активность, то она принимала форму коротких вспышек длительностью в несколько секунд. Доминирующий паттерн тета-активности определялся высокоамплитудными (до 100 мкВ) волнами с частотой 5-7 в сек, которые регистрировались по всем каналам одновременно или только во фронтальных областях.

Наряду с этими, уже описанными фазами и ЭЭГ-паттернами, у испытуемых наблюдалась третья фаза, которая характеризовалась ими как состояние глубокой медитации или даже трансценденции. Эта фаза определялась паттерном генерализованных быстрых частот с доминирующей бета-ритмикой — 20 кол/сек. Отмеченная активность перемежалась с веретенообразными вспышками альфа- и тета- диапазонов. Как и медленные колебания, эта амплитудно-модулированная быстрая активность (30-60 мкВ)- преобладала в передних отведениях, но могла наблюдаться и во всех исследованных точках.

К числу топографических особенностей ЭЭГ-перестроек, обнаруженных в этой работе, следует отнести упоминавшуюся уже выше тенденцию к синхронизации активности в передних и задних корковых отделах мозга — распространение альфа-ритма из затылочно-теменных к передним областям и распространение тета- и бета-активности из фронтальных отведений сзади, а также проходящую межполушарную асимметрию, которая наблюдалась в переходные (от медленных к быстрым частотам) периоды: доминирующий бета-активность появлялась вначале в левом полушарии в направлении от фронтальных к затылочным отведениям.

Ряд интересных особенностей в динамике ЭЭГ на фоне ТМ был обнаружен J. P. Ваnquet (1973) при нанесении внешних воздействий и сопоставлении их эффектов на фоне других состояний, в частности- дремоты. Так, при стимуляции кликами наблюдалось блокирование ритмической тета-активности регистрируемой при медитации. Однако спустя несколько секунд происходило ее спонтанное восстановление. На фоне дремоты паттерн тета-активности замещался альфа-активностью или реакцией пробуждения.

Таким образом, на основании комплекса частотно-амплитудных, пространственных и динамических показателей ЭЭГ достаточно убедительно была продемонстрирована специфика медитативного состояния. В этой работе, пожалуй, впервые была показана особая роль высокочастотной бета-активности в индивидуализации медитативного состояния, причем было не только определено участие этой частотной составляющей в квалификации состояния, отвечающего ТМ, но и указано на те отличительные особенности быстрой активности, которые характерны исключительно для данной формы измененного сознания, к числу которых относится, в частности, веретенообразная амплитудная модуляция быстрой активности медленноволновыми колебаниями.

Из этих же результатов следует, что медитативное состояние характеризуется не только усилением и пространственной синхронизацией альфа-подобной активности, но также усилением и упорядочением высокочастотной бета-активности. Это же в свою очередь указывает, по-видимому, на то, что функциональное состояние медитаторов не ограничивается только лишь снижением уровня нервной возбудимости, как полагает D.J. Кras (1973). Скорее всего оба этих процесса и снижения, и повышения уровней активации сосуществуют параллельно, определяя при этом динамические особенности медитативного состояния, получившего в литературе название «restfull alertness state» (состояние пробуждения, сопряженного с покоем).

Необходимо, однако, подчеркнуть, что функциональное содержание такой комбинированной активности и соответствующего этой активности состояния нуждается в дальнейшей детализации и уточнении. Интересная гипотеза, касающаяся возможных нейрофизиологических механизмов формирования медитативного состояния была предложена в этой связи J. P. Ваnquet (1974). Сопоставляя имеющиеся электрофизиологические данные с субъективными оценками медитаторов, согласно которым процесс медитации сопровождается уменьшением осознания окружающей среды и собственного тела с одновременным увеличением степени внутренней концентрации, авторы высказали предположение о том, что в основе медитативного состояния лежит особое корковое возбуждение, активирующее неспецифические таламические ядра, которые воздействуют на специфические, корковые области, при этом соматические и другие внешние входы блокируются. Таким образом, при медитации мозг переходит в функциональный режим работы по типу замкнутого цикла. В отсутствии сенсорного возбуждения этот режим функционирования посредством корковой активации неспецифических ядер таламуса и гиппокампа, которая ограничивает избыточный характер извлекаемой из памяти информации, способствует одновременному усилению внутренней концентрации.

Наряду с описанным феноменом синхронизации альфа-активности в ЭЭГ и расширения зон ее регистрации в 1992 г. была обнаружена еще одна особенность реактивности головного мозга во время Трансцендентальной Медитации. Оказалось, что во время ТМ у испытуемых, особенно с большим стажем практики этого состояния, наблюдается особое поведение ранних и поздних компонентов вызванных (соматосенсорных и слуховых) ответов в коре головного мозга на соответствующую стимуляцию. Как было обнаружено (Н.Н. Любимов, 1992, 1993) на испытуемых, практикующих ТМ в течении 15-20 лет, топология ряда ранних компонентов соматосенсорных вызванных ответов при электрическом раздражении срединного нерва во время Трансцендентальной Медитации существенно расширяется. Ряд ранних компонентов соматосенсорных корковых вызванных ответов с пиковой латенцией до 100 мсек (N27-28, Р40-41, N59-60) может быть хорошо выражен и в псилатеральном представительстве соматосенсорной чувствительности коры головного мозга. Проведенный параллельно векторный анализ дипольных моментов этих компонентов обнаружил только увеличение значения, но не направления соответствующих источников тока.

Аналогичная картина в распределении топологии ранних корковых компонентов вызванных ответов была показана и для слуховых раздражений. Эта функциональная активация дополнительных структур головного мозга во время Трансцендентальной Медитации была интерпретирована в качестве мобилизации дополнительных ресурсов головного мозга, расширяющих сферу восприятия соответствующей сигнализации. Поведение более поздних компонентов корковых вызванных ответов при соматосенсорных и слуховых раздражениях имело диаметрально противоположную тенденцию во время ТМ — они уменьшались и даже исчезали.

Все перечисленные выше особенности медитативного состояния касаются, главным образом, индивидуальных проявлений измененной формы сознания, обусловленного процессом медитации. Однако не меньший интерес представляют результаты немногочисленных работ по изучению влияния коллективной или групповой медитации на индивидуумов и общество в целом («эффект Махариши«). В основе этих поисковых исследований лежат представления о полевой природе индивидуального и коллективного форм сознания, которая, в свою очередь, может составлять базис для их взаимовлияния. Согласно этих представлений, коллективная медитация и формируемое в ее процессе коллективное сознание посредством полевых взаимодействий может оказывать влияние на индивидуумов и отдельные общественные группы. Для подтверждения этого явления были осуществлены специальные исследовательские проекты (M.C. Dillbeck, 1978, 1981, 1983; D. Orme-Johnson, Р.Gelderloos, 1984; R.К.Wа11асе, 1987 и др.), в рамках которых проводился детальный анализ этих концептуальных представлений (см. К.К.Wа11асе, 1983).

Так было, обнаружено, в частности, что коллективная медитация способствует, снижению уровня криминальных показателей и уровня социальной напряженности, возрастанию показателей уровня жизни, а также положительно влияет на основные физиологические функции организма. Следует отметить, однако, что методы исследования использованные в этих проектах, не предусматривали оценок изменений функциональных состояний отдельных индивидуумов — в рассмотрение принимались лишь статистические данные, полученные на популяционных выборках.

Некоторые предварительные исследования когерентных отношений в ЭЭГ продемонстрировали очень интересные данные, которые могут быть весьма полезными для построения будущих экспериментальных моделей и понимания полевой природы сознания. Экспериментальная гипотеза этих исследований состояла в том, что полевой эффект сознания, продуцируемый группой медитаторов, практикующих программу ТМ-Сидхи (продвинутый вариант программы ТМ) может оказывать влияние на когерентность ЭЭГ контрольных испытуемых, даже если те находятся на большом расстоянии. Когерентность ЭЭГ в этих экспериментах была выбрана в качестве анализируемого показателя, поскольку именно она значимо увеличивается в процессе ТМ.

Схема экспериментов была следующей: трое испытуемых помещались в раздельные звуконепроницаемые камеры, где в течении одного часа они осуществляли обычную программу ТМ. У каждого испытуемого регистрировалась электрическая активность четырёх фронтальных и центральных ЭЭГ-отведений в течение 6 экспериментальных и 5 контрольных дней. Анализируемым параметром являлась когерентность ЭЭГ, регистрируемой у контрольных испытуемых во время сеанса коллективной медитации, в котором одновременно принимало участие 2500 человек, удаленных от контрольной группы на расстояние 1000 миль (когерентность вычислялась по результатам измерений, выполненных в течении 6 экспериментальных дней; для расчета брались 15-ти-минутные интервалы).

Следует отметить, что контрольные испытуемые заранее не знали какие из 15-ти минутных интервалов регистрируемой ЭЭГ выбирались для последующего анализа. Для каждого испытуемого рандомизировалось также время начала медитации. Когерентность между субъектами (межиндивидуальная когерентность) группы контрольных испытуемых вычислялась по специальному алгоритму. В качестве контрольных показателей использовались результаты измерений, выполненных у испытуемых в идентичных экспериментальных условиях в течении 6 дней после завершения коллективного курса. Межиндивидуальная когерентность во время экспериментального периода сравнивалась с межиндивидуальной когерентностью 15-ти минутного периода до эксперимента, при этом значения последней принимались за базовый уровень (базовую линию) отсчета.

Изменения когерентности от базовой линии во время экспериментальных периодов сравнивались с аналогичными изменениями когерентности в эквивалентные периоды времени контрольных опытов.
Значения межиндивидуальной когерентности имели тенденцию к снижению, и варьировали по. своим значениям в различных частотных диапазонах. К примеру, когерентность альфа- и бета- диапазонов отличалась (возрастала) приблизительно на 5 стандартных ошибок от значений когерентности дельта- диапазона как для экспериментальных, так и для контрольных дней.

Однако, более важным являлось то, что когерентность при сравнении с базовой линией экспериментальных дней обнаруживала тенденцию к увеличению приблизительно на две стандартных ошибки во время экспериментального периода и то, что это возрастание в контрольные дни было меньшим. Этот эффект был, наиболее демонстративным для частот альфа- и бета- диапа-зонов.

Мультивариативный анализ изменений продемонстрировал значимые взаимодействия периодов (базового уровня и экспериментального) и дней (экспериментальных и контрольных). Это взаимодействие на то, что межиндивидуальная когерентность всех частотных диапазонов значимо и существенно больше возрастает во время экспериментальных периодов, чем в контрольные дни. Данное обстоятельство вполне согласуется с экспериментальной гипотезой.

Таким образом, эти результаты, хотя они и являются предварительными, являются экспериментальным подтверждением того, что полевой эффект сознания может быть физиологически измерен. Поскольку механизм наблюдаемых полевых эффектов до сих пор остается неясным, в качестве еще одного подкрепления для понимания высказанной гипотезы могут служить экспериментальные данные, полученные на животных, которые продемонстрировали наличие у них очень чувствительных сенсорных систем, функционирующих на основе слабых магнитных взаимодействий и позволяющий им преодолевать большие расстояния и точно находить места своего обитания (D.E. Beischer, 1971). Было показано также, что человеческий глаз может отвечать на воздействие одного или двух фотонов ( М. А. Воuman, 1961). W.R Adey с соавт. (1982) показали , что токи кальция могут преодолевать ткань мозга под воздействием ничтожно малых электромагнитных полей. Эти и другие работы привели многих исследователей к предположению о том, что помимо уже известных классических механизмов нейрональной передачи, могут существовать и другие режимы функционирования, которые основаны на более чувствительных, возможно квантовых, механизмах.

Исследования по изучению влияния коллективной медитации на параметры функциональной активности индивидуумов — анализ пространственных и частотно- временных характеристик электрической активности мозга на фоне коллективной медитации, были выполнены, в 1993 г. группой сотрудников лаборатории нейрокибернетики НИИ мозга РАМН (Н.Е Любимов, Т. Е Орлова, Е.Е. Истратов) в ходе проведения программы-демонстрации «Группа для Правительства», проходившей в г. Вашингтоне (США).

В качестве предварительных результатов можно указать на характерное поведение быстрой (от 20 Гц и выше) электрической .активности фронтальных и лобных областей мозга, состоящее в усилении ее регулярности и представленности в суммарном спектре ЭЭГ у медитаторов на фоне коллективной медитации, по сравнению с контрольным состоянием. Отмеченная особенность является, по всей видимости, результатом полевого радиационного эффекта, описанного в работах D. Orme-Johnson et al. (1980, 1983).

Таким образом, из приведенного анализа литературы следует, что проблема изучения измененных форм сознания включающая, в частности, исследование центральных, механизмов медитативного состояния (Трансцендентальной Медитации) относится к числу наиболее актуальных. Актуальность этой проблемы продиктована прежде всего необходимостью более глубокого понимания нейрофизиологических основ сознания в норме и при различных формах его нарушениях. Изучение измененных разновидностей сознания и соответствующих им практических техник является одним из возможных инструментов в разработке этой чрезвычайно сложной в методическом и методологическом отношении проблемы.

Вместе с этим углубленное понимание механизмов измененного сознания могло бы способствовать дальнейшему раскрытию реабилитационных возможностей и терапевтических эффектов существующих и практикуемых сегодня приемов искусственной модификации сознания (медитация, гипноз и т.д.). С этих позиций дальнейшее изучение механизмов и технологий, основанных на эффектах Трансцендентальной Медитации и Программы ТМ-Сидхи, представляется весьма перспективным научным направлением.

Список литературы:

  1. Banquet J.-P. Spectral analisys of the EEG in meditation. /EEG and Clinical Neurophysiology,1973,35,143-151.
  2. Banquet J.-P., Sailhan M., Carette F., Hazout S. , Luce M. /EEG analisys of spontaneous and induced states of consciousness. Revue d’Electroencephalographie et de. Neurophysiologie Clinique, vol. 4,1974, pp. 445-453.
  3. Beischer D. E. The null magnetic field as a reference for study of geomagnetic directional effects in animals and man. / Annals of the New York Academy of Science, 1971, 188, 324-330.
  4. Bouman M.A. History and present status of quantum theory of vision. In: Sensory Communication, W.A.Rosenblith (ed.), Cambridge, Massachusetts: MIT Press, 1961.
  5. Davidson J. M. The physiology of meditation and mystical states of consciousness. In: Meditation: classic and contemporary perspectives. Eds. D. H. Shapiro, RN-Walsh. ADLINE Publising Company, N.Y., 1984, p. 376-395.
  6. Forem J. Transcendental Meditation: Maharishi Mahesh Yogi and the Science of Creative Intelegence. New York: Dutton. 1973.
  7. Honsberge. R., Wilson A. F. Transcendental Meditation in treating asthma. Respiratory Therapy, 1973, 3, 79-81.
    Kras D.J. The Transcendental Meditation technique and EEG alpha activity. In: Scientific research on the Transcendental Meditation Program. Collected Papers. Maharishi European Research. University Press, v. I, p. 173-186.
  8. Kugler J. Schlaf und Vigilanz. Schlaf und Pharmakon. Schattauer, Stutgart, 1979, p. 63-90.
  9. Lopes da Silva F. Neural mechanisms underlying brain waves: from neural mechanisms to networks. EEG and Clinical Neurbphysiology, 1991, 79, 81-9a.
  10. Maharishi Mahesh Yogi. The Science of being and art of living. (Rev ed.) Los Angeles: International SRM Publications, 1966.
  11. Qrme-Johnson D. W. Autonomic stability and Transcendental Meditation. Psychosomatic Medicine, 1973, 35, 341-349.
  12. Snapiro D.H. A systems approach to meditation research guidelines and suggestions. In: Meditation: classic and contemporary perspectives. Eds. D. H. Shapiro, R.N. Walsh. ADLINE Publishing Company, N.Y., 1984, p. 22-47.
  13. Steriade M., Gloor P., Llinas R. R., Lopes da Silva F. H., Mesulam M.-M. Basic mechanisms of cerebral rhytmic activities. EEG and Clinical Neurophysiblogy, 1990, 76, 481-508.
  14. Wallace R. K. Physiological effects of Transcendental Meditation. Science, 167: 1751-1754.
  15. Wallace R.K. The Maharis TechnoIogy of The Unified Field: The neurophysiology of Enlightenment. Maharishi International University Press, Fairfield, IA, 1987, 368 p.
  16. Wallace R.K. The Physiology of Consciousness. Maharishi International University Press, Fairfiield, 1993, p. 312.
  17. Woolfolk R. L. Psychophysiologicaill-Gof-p^Iates of meditation: a review. In: Meditation: classic and coatewpcrary perspectives. Eds. D. H, Shapiro, R. N. Walsh. ADLINE Publishing Company, 1984, p. 369-375.

Preliminary results of EEG-study of different individuals during different stages of Collective Transcendental Meditation (Global Demonstration A Group for Goverment, Washington, DC, July 1993).

Maharishi says, that during TM our mind experiencing our knowledge. On the basis of modem neurophysiology it is possible to suppose that this process is connected not only with changes of alpha and theta EEG activity of the brain (as was shown by a number of American neurophysiologists: R.K. Wallace, 1970; D. Orme-Johnson, 1981 et al.), but with changes of betha EEG activity (J.P. Banquet, 1973). The same correlation of betha activity with mental processes (learning, conditioning, different forms of sensory signal estimation and oth.) was shown by many neuroscience researches (Jasper, 1958; Gastaut, 1960; Trophimov and oth., 1960; Freeman, 1989 and 6th.).

Experimental data of neurocybernetics laboratory of Brain Research Institute of Russian Academy of Medical Sciences also support this point of view. That is why we paid our attention not only to the behaviour of alpha and theta EEG activity, but also to the behaviour of betha activity of EEG patterns of different individuals during different stages of Collective Transcendetal Meditation.

The main purpose of our investigation was studing of Maharishi radiation effect during Collective TM by means of brain reactivity estimations with electrophysiological methods. We realized more than 40 experiments with individuals practicing TM during different periods (from 2 months to 20 years). This investigation was performed during different stages of Collective TM in special experimental room. For registration of EEG patterns we used special telemetric techniques and special computer sowftware. We recorded EEG patterns from the frontal areas of the brain and estimated power spectral characteristics. Special attention we paid to the changes of betha EEG activity.

Our results indicated that during Collective TM, especially during Yogic Flying , there exist diversity of specific dynamics of betha EEG activity in subjects in the time of their individual TM. It was manifested in the increase of regularity of spectral power in diapason between 20-30 Hz. This data allow us to propose that specific radiation influences from a group of collective meditators can be recorded and measured in subjects who are meditating. Results of investigation will be published after quantative analysis.

Head of Neurpcybemetics Lab. of Brain Research,
Institute of Russian Academy of Medical Sciences,
Professor, Medical Doctor N.N. Lyubimov

Senior Researcher of Lab. of Neurocybernetics of
Brain Research Institute of Russian Academy of
Medical Sciences, Biology Doctor T.V.Orlova

Researcher of Lab. of Neurocybernetics of Brain
Research Institutes of Russian Academy of Medical
Sciences, Ph.D. E.N.Istratov

Эдуард Бабкин

Учитель Трансцендентальной Медитации (ТМ), г. Краснодар. Руководитель АНО "Ведические Технологии".
Запись на обучение: +7 918 226 1205
"Сделай блаженство первичной мотивацией, что бы ты ни делал."

Новые записи

Мы в соцсетях

Следите за нашими новостями, смело задавайте вопросы. Мы любим общаться с интересными людьми и находить новых друзей!

Самое популярное